В НГСХА студентов учит побеждать герой Олимпиады-80

Ровно 40 лет назад в Москве состоялись Олимпийские игры., стартовавшие 19 июля, а 3 августа огонь Игр погас. Честь СССР на Олимпиаде-80 посчастливилось защищать всего трём представителям Горьковской области, в числе которых был и Евгений Аникин (лёгкая атлетика).
Ныне мастер спорта международного класса Евгений Германович Аникин — заведующий кафедрой физкультуры и спорта Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии.
Какой она была, московская Олимпиада, что осталось в памяти спустя четыре десятилетия – об
этом он рассказал в редакции газеты «Нижегородский спорт». Мы убеждены, что коллегам и студентам НГСХА будет интересно узнать, как «ковали» себя те, кто в соответствии с олимпийским девизом были «Citius, Altius, Fortius!» («Быстрее, Выше, Сильнее»):
– Евгений Германович, прежде чем попасть на Олимпиаду, вы проделали достаточно длинный путь в лёгкой атлетике.
– Да, я начал заниматься в 1970 году, когда учился в четвёртом классе. Тренировался у Александра Павловича Кузнецова, но потом он уехал работать в Харьков, и всю нашу группу передали Михаилу Петровичу Шимоволосу, который, наоборот, как раз приехал в Горький. Сам он родом из Белоруссии. Михаил Петрович был отличным десятиборцем, поэтому нас, ребят, повёл по тому же пути – многоборной подготовки. Ну а из меня какой десятиборец? При росте 186 сантиметров я весил 67 килограммов – длинный, худой. Поэтому всегда хорошо
прыгал – в длину, высоту.
– Как сложилось, что начали прыгать тройным? Ведь на Олимпиаде в Москве вы выступали именно в этом виде лёгкой атлетики.
– Можно сказать, случайно. На стадионе «Водник» были областные соревнования, я должен был прыгать в высоту, но, когда приехал, выяснилось, что соревнования уже закончились: мне неправильно сказали время. Тогда Михаил Петрович предложил попробовать прыгнуть тройным. Я попробовал – и выиграл! Зимой, когда в манеже стадиона «Локомотив» установил рекорд области в тройном прыжке среди юношей – 14 метров 30 сантиметров, мы с тренером решили, что, пожалуй, мне стоит специализироваться именно в тройном прыжке. И дело
пошло: я стал победителем первенства области по своему возрасту, выиграл первенство Поволжья (сегодня эти соревнования проводятся как первенство Приволжского федерального округа). Когда учился в десятом классе, стал серебряным призёром Спартакиады школьников. А на этих соревнованиях присутствовал представитель тренерского штаба сборной СССР, который отвечал за молодёжку, и осенью мне пришёл вызов на всесоюзный сбор прыгунов. Письмо было за подписью самого Витольда Креера — двукратного призёра Олимпийских
игр в тройном прыжке, главного тренера сборной СССР по прыжковым дисциплинам. Под его руководством тренировался Виктор Санеев – наша легенда, трёхкратный олимпийский чемпион в тройном прыжке.
– Но так случилось, что на главном отборочном старте перед Олимпиадой-80 – Мемориале братьев Знаменских – вы самого Санеева обыграли.
– Тренерский состав впервые принял решение отобрать спортсменов на Игры по итогам одного старта. Так делали американцы. Обычно отборочными соревнованиями у них был чемпионат США. Наши решили сделать это на Мемориале братьев Знаменских. Нам объявили: первые двое сразу попадают в олимпийский состав, третьего добавляют по решению тренерского совета. Я к этому времени был мастером спорта международного класса, имел результат 16 метров 82 сантиметра. А на мемориале показал 17,07, выиграл и сразу отобрался
в сборную. Виктор Санеев занял только четвёртое место, но его, трёхкратного олимпийского чемпиона, разумеется, в команду включили. Попал в олимпийскую сборную и эстонский прыгун Яак Уудмяэ – призёр чемпионатов Европы в помещении.
– И вот Москва олимпийская. Какой она вам запомнилась?
– Очень немноголюдной, по сравнению с тем, что было до Олимпиады. Полупустые улицы, мало машин. Вы же знаете, что перед Играми ненадёжных асоциальных элементов убрали из столицы. Но вообще по Москве мы особо-то и не гуляли. Приехали из Подольска за пару дней до старта и жили в олимпийской деревне. Всю сборную водили в Мавзолей – это была традиция перед крупными международными соревнованиями, потом было общее собрание в Большом театре. Выступали руководители страны, давали напутствия. Нам даже сеанс
связи с космонавтами устроили – тогда на орбите находились Леонид Попов и Валерий Рюмин. Всё это стало хорошим психологическим допингом.
– Что из себя представляла олимпийская деревня?
– На западе Москвы специально к Играм были возведены обычные жилые дома, в них и заселяли спортсменов. Я и ещё трое прыгунов – два шестовика и один высотник – жили в двухкомнатной квартире…
Вообще олимпийская деревня, конечно, впечатляла. Лично я от такой красоты обалдел! А ещё от того, что там был полнейший коммунизм. В местах приёма пищи предлагались тысячи блюд. Заходишь, а к тебе уже бегут повара: вот это попробуйте, вот это очень вкусно, вот это очень рекомендуем. Хотелось всего, но я практически ничего не ел: опасался перед соревнованиями. В олимпийской деревне была масса всевозможных кафе, где предлагали фрукты, варенья, джемы, компоты, мороженое – и тоже всё бесплатно. Были и рестораны, но там уже обслуживали за деньги. Я всё думал: вот выступлю – и тогда устрою себе пир,
пущусь во все тяжкие (смеётся). Но не получилось. После соревнований, не говоря никому ни слова (только записку главному тренеру оставил), я отправился на вокзал и уехал домой.
– Так были расстроены своим выступлением?

– Занял девятое место – очень обидное, потому что в финал не пробился. Попади в финал – мог быть абсолютно другой результат. А в финал не попал, потому что судья был необъективен. Если честно, четыре десятка лет прошло, а мне до сих пор об этом не очень хочется вспоминать. Как всё получилось? За день до основного старта была квалификация. Достаточно было прыгнуть на 16,20, чтобы пройти дальше. Я в первой же попытке показываю 16,77 и без проблем прохожу.

Но перед основными соревнованиями всё равно очень волновался, ночь не спал. И вот первая попытка, вторая – у меня всего 16 метров 12 сантиметров. Настраиваюсь на третью, специально переношу дальше разбег, чтобы не было заступа, прыгаю, приземляюсь в район 16,70. По ощущениям всё хорошо! Я даже руку вскинул, трибуны начали аплодировать. И тут судья поднимает красный флаг. Выясняется, что я якобы сделал так называемое четвёртое касание – задел грунт маховой ногой во время прыжка. У нас это считается ошибкой, и попытка не
засчитывается. В итоге я в финал не попал, зато благодаря этому там оказался бразилец Жуан Карлуш ди Оливейра. Он станет бронзовым призёром Олимпиады-80 с результатом 17,22. Виктор Санеев на своих четвёртых Играх завоюет серебро – 17,24, на верхнюю ступень олимпийского пьедестала поднимется Яак Уудмяэ – 17,35. А мне тренеры потом скажут: не расстраивайся, у СССР – первое и второе места, а твоя Олимпиада – следующая.
– Увы, на Олимпиаде-84 сборная СССР не выступала.
– Американцы бойкотировали Игры в Москве, через четыре года Советский Союз не поехал на Олимпиаду в Лос-Анджелес.
– Вы всё это время продолжали выступать и в 1986 году даже установили личный рекорд – 17,22.
– Да, выиграл чемпионат России и после этого завершил спортивную карьеру. Мне в то время было 28 лет. Я считал, что продолжать прыгать уже просто неприлично, пора начинать работать. Это сейчас есть профессиональный спорт, а в восьмидесятых его ещё не было. Да, мне платили зарплату 250 рублей – очень хорошую по меркам обычного человека, но не более того.
– Где вы начали работать?
– Стал преподавать в Горьковском политехническом институте, тренировал сборную политеха по лёгкой атлетике. Проработал там 17 лет, потом перешёл в сельхозакадемию, где тружусь до сих пор…
Пресс-служба Нижегородской ГСХА благодарит редакцию «Нижегородского спорта» за предоставленное интервью.
В настоящее время студенты-спортсмены вуза успешно выступают в различных международных, всероссийских и областных соревнованиях. Сборные команды академии по волейболу, мини-футболу, пулевой стрельбе, дартсу, спортивному туризму, пауэрлифтингу, гиревому спорту, легкой атлетике, баскетболу и аэробике являются одними из сильнейших не только в студенческом спорте Нижегородской области, но и достойно представляют академию на всероссийской и международной аренах.
Во многом здесь несомненно заслуга Евгения Германовича, ведь бывших олимпийцев не бывает! Он учит студентов НГСХА не только побеждать, но и достойно проигрывать, ведь без этого спорт не обходится… Он учит преодолевать, ставить цели и стремиться к их достижению. Это ли не главное для молодых?
Facebook Twitter Instagram YouTube VK